Открытый бюджет
Москвы








История молодого разведчика

15.05.2020

История молодого разведчика

Как известно, без данных войсковой разведки на фронте не принимается ни одно важное решение. «Лучше один раз подслушать, чем сто раз услышать», - шутят разведчики. Герой нашей публикации – разведчик, гвардии старший сержант, орденоносец Николай Никанорович Дитятев.


Николай Дитятев представитель старинного коренного сибирского рода, упоминания о котором можно найти еще в документах конца XVII века. Он родился в 1921 году в Барнауле, был первым ребенком в семье Никанора Дитятева - фронтовика, участника Первой мировой войны и обладателя двух Георгиевских крестов. После окончания школы Николай учился в Казанском индустриально-политехническом техникум.


Из-за проблем со слухом Николай Никанорович в армии не служил, но несмотря на это, в 1943 году вызвался добровольцем на фронт. Его распределили в 56-ю гвардейскую краснознаменную дивизию, сформированную в Сибири. Красноармеец Дитятев сразу попал прямо на передовую – в разведку – элиту сухопутных войск.


Сведения о противнике добывались как путем наблюдения за расположением живой силы и техники, установлением мест дислокации штабов, складов, укрепленных пунктов, так и пленением вражеских солдат и офицеров, или «языков», как называли их на фронте. Высшим пилотажем для разведчика было проникнуть в тыл врага, захватить «языка» и живым переправить его за линию фронта для дальнейших допросов. Именно такая операция и стала для Николая Дитятева боевым крещением.


Для молодого специалиста по изготовлению валяной обуви в разведке все поначалу было новым: «Военными знаниями похвалиться не мог. В армии не был и только знал одну винтовку, которую изучил в техникуме, - вспоминал Николай Никанорович, - Старший сержант Яков Пальников подошел ко мне и спросил:


– Бывал когда-нибудь в разведке?


Когда бы это мне быть, если я только-только учиться кончил, поэтому я и ответил:


– Не бывал!


А он опять:


– А слыхал про разведку?


– Слыхал…


– Ну а теперь сам увидишь и почувствуешь. Ну и нам-то сначала страшно было, а привыкли – ничего!».


29 марта 1943 года его разведгруппа ползком по льду скрытно пересекла реку Ловать и успешно выполнила поставленную задачу, захватив ценного вражеского информатора. Потом таких «языков» на счету Николая Дитятева будет 13. «Перед началом операции нам беспрерывно твердили – бесшумность, бесшумность и еще раз бесшумность. Но как достигнуть этого, если кажется, что слышно, как сердце стучит? А тут еще, как назло, вода хлюпает. На животе переползли через предательски трескающийся лед…», – вспоминал подробности своего боевого крещения Николай Никанорович. После этой операции Дитятев был зачислен в группу захвата.


Первую награду, медаль «За Отвагу», разведчик, которому на тот момент был 21 год, получил за успешно проведенную операцию 23 августа 1943 года. «Гвардии красноармеец – разведчик Дитятев, выполняя боевую задачу командования по захвату контрольного пленного… бесшумно подполз к огневой точке – станковому пулемету противника и по сигналу командира уничтожил расчет станкового пулемета. Автоматом и ручной гранатой забросал траншею противника. Несмотря на сильный огонь противника тов. Дитятев вынес тяжело раненного командира», - сообщалось в наградном листе.


Еще два ордена Красной Звезды Николай Дитятев получил до конца войны. Первый - за разведку боем, в ходе которой было уничтожено две огневые точки противника, убито восемь фашистов и двое взято в плен. Второй орден – за участие во взятии сразу трех «языков».


О своих подвигах Николай Дитятев рассказал лишь однажды читателям газеты «Алтайская правда». Статья «Исполнение долга» была напечатана в номере от 25 июля 1945 года. Нам удалось разыскать сканированную копию издания, и мы с удовольствием делимся с вами этой историей.


После войны Николай Никанорович Дитятев вернулся на малую Родину, трудился в пимокатной артели (артель по производству валенок), был главным инженером барнаульской сапоговаляльной фабрики, рабочим на Комбинате химических волокон. На пенсии работал в административно-хозяйственной части Алтайского Государственного университета. «Дядя Коля», - с теплотой говорили о нем молодые историки и филологи, учившиеся в университете в 80-е годы прошлого века.


Николай Никанорович Дитятев – дед сотрудника Департамента финансов города Москвы Павла Дитятева. По словам Павла Владимировича, дед не любил говорить о войне: «Лишь однажды, случайно, на рыбалке, я подслушал его ночной разговор с отцом. Дед вспоминал, как в разведке практически в упор застрелил фашиста. И еще про то, как было невыносимо страшно под артобстрелом, как порой хотелось встать под огонь и все закончить… Думаю, отец только это про войну и сумел из деда вытянуть».


Зато Николай Никанорович с удовольствием вспоминал о первом параде Победы в июне 1945 года, участником которого он был. О том, как их муштровали перед парадом, сколько сапог они стоптали на строевой подготовке и какой красивой была праздничная Москва, наполненная радостными и счастливыми людьми.


«Всматриваясь в кадры хроники Парада 1945 года, я каждый раз стараюсь разглядеть в колонне деда. Но все не удается… Пока дед был жив, мы все собирались у него 9 Мая, смотрели парад по телевизору. А сейчас мы вместе с ним каждый год участвуем в «Бессмертном полку», - говорит внук отважного разведчика Николая Никаноровича Дитятева.





Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика