Открытый бюджет
Москвы








На крыльях Победы

16.06.2020

На крыльях Победы

Герой нашей истории – Иван Федорович Кованев прошел всю войну, совершил сотни боевых вылетов, поразил бомбами множество вражеских целей. По его признанию, самым тяжелым на войне был не страх погибнуть от пуль и снарядов, а потеря боевых товарищей, братьев по крови, и муки от невозможности их спасти.


Иван Федорович Кованев родился в 1910 году в селе Посевкино Грибановского района Воронежской области в крестьянской семье. После окончания 6 классов школы работал почтальоном, заведующим почтовым отделением и заместителем председателя колхоза.


В 1931 году Иван Кованев вступил в Красную Армию и решил связать судьбу с авиацией. В 1933 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу лётчиков (в настоящее время военная инженерно-космическая академия им. А.Ф. Можайского), в 1935 году – военную школу лётчиков в Сталинграде. Службу начал в составе 44-го бомбардировочного авиационного полка, сформированного в Старой Руссе весной 1938 года. Уже в ноябре полк демонстрирует высокое летное искусство на воздушном параде в Ленинграде, а затем на первомайском параде 1939 года в Москве, и получает высшие оценки командования.


Боевой путь полка начинается в том же 1939 году. Подразделение принимает участие в походе Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию. Практически сразу после завершения операции полк переброшен на советско-финский фронт.


В Финляндии Иван Федорович совершил 48 боевых вылетов и награжден медалью «За отвагу».


Начало Великой Отечественной войны 44-й Краснознаменный бомбардировочный полк встречает в Старой Руссе, имея в составе 49 самолетов СБ (АНТ-40) – бомбардировщика хоть и надежного, но морально и технически устаревшего к тому времени. Поэтому, параллельно с перебазированием полка под Тихвин и передачей его в распоряжение 13-й воздушной армии Ленинградского фронта, идет освоение личным составом нового пикирующего бомбардировщика Пе-2 – самого известного советского бомбардировщика времен войны.


В обороне Тихвина осенью 1941 года полк совершил более 300 боевых вылетов, уничтожая бомбовыми ударами колонны боевой техники, склады, аэродромы и войска противника.


Об одном эпизоде командир эскадрильи Иван Федорович Кованев вспоминал: «Декабрь 1941 года. Вьюжная ночь и неисправный компас сбили нас с курса. Как определить, где ты находишься, если не видно даже крыльев собственного самолёта? Пришлось садиться.


Пока штурман Купцов возился с компасом, я направился к видневшейся неподалеку деревеньке. На самой окраине столкнулся с тремя фашистами. Вероятно, они шли на звук работавших моторов. Хорошо, что пистолет был наготове, но один из трёх всё-таки успел уйти. Пришлось экстренно бежать к самолёту. Не ждать же, когда враг вернется с подкреплением! Моторы работали, и, скользнув лыжами по заснеженной поляне, мы улетели».


Иван Федорович до конца 1944 года в составе полка воюет на Ленинградском фронте. В ноябре 1942 года 44-й Краснознаменный бомбардировочный полк становится 34-м Краснознаменным гвардейским в составе 276-й бомбардировочной Гатчинской дважды Краснознаменной авиационной дивизии.


В архивах Минобороны сохранились журналы боевых действий полка. Они наглядно демонстрируют, насколько сложные задачи решали пилоты. Помимо уничтожения вражеских сил, летчики вели воздушную разведку, подавляли зенитные батареи, бомбили оборонительные укрепления, аэродромы, станции, эшелоны и автоколонны, сбрасывали оружие и провиант партизанским отрядам, а также охотились за тяжелой артиллерией, из которой немцы обстреливали Ленинград.


В одной из записей в журнале, датированной 13 апреля 1943 года, рассказывается о важной операции, которой руководил майор Иван Кованев. Его эскадрилья, состоявшая из 6 бомбардировщиков, получила задание уничтожить вражеские самолеты на аэродроме Красногвардейска под Гатчиной. Уже на подходе к линии фронта эскадрилья была атакована зенитными орудиями и истребителями противника. Два самолета были сбиты, но Кованев продолжал вести группу к цели. Приказал лишь сомкнуть строй, чтобы легче было отбивать атаки.


На подлете к вражескому аэродрому эскадрилью снова атаковали немецкие истребители, но вскоре вынуждены были отступить, чтобы не попасть под огонь собственной зенитной артиллерии. Этим не преминул воспользоваться майор Кованев и вывел свои самолеты на ударную позицию. Четыре Пе-2 под ураганным огнем зениток спикировали на аэродром и сбросили свой смертоносный груз на врага:


«Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы увидеть: на самолетных стоянках разбито не меньше десятка машин. Важно было и другое - бомбы изрыли бетонированную полосу. А весной, когда земля на остальной части лётного поля ещё не просохла, без «бетонки» не обойтись», - вспоминал ту атаку Иван Федорович.


Однако после бомбометания, немецкие истребители снова атаковали эскадрилью, сбили три самолета из четырех оставшихся и повредили правый двигатель Пе-2 Ивана Кованева. Но в ходе операции и четыре немецких «Фокке-Вульф-190» были уничтожены метким огнем экипажей советских бомбардировщиков.


«Положение казалось безвыходным, - рассказывал Иван Федорович. - До линии фронта недалеко, но как справиться с поврежденной машиной? Как отбиться от немецких истребителей, когда тяжело ранены и стрелок-радист, и штурман? Остается одно - падать. Именно в этом спасение.


Когда истребители хотят уйти от преследования, они имитируют падение. Бомбардировщик тоже может пикировать, только как потом удержать тяжелую машину, чтобы она не столкнулась с землей? Однако другого выхода нет».


Кованев направил самолет вниз. Гитлеровцы решили, что это последнее пике советского бомбардировщика, и не стали больше преследовать его. С трудом дотянув до своего аэродрома и мягко посадив практически неуправляемую машину, Кованев, прежде всего, бросился к товарищам.


«Стрелок-радист Леонид Курьин угасал на глазах. Широко открытым ртом он жадно глотал воздух. Когда стрелка вынули из залитой кровью кабины, он тихо сказал:


— Повоевали... ленинградцы не забудут...», - с тяжелым сердцем вспоминал Иван Федорович.


Вечером, разбирая фотографии и письма, хранившиеся в чемодане стрелка, Кованев не мог не обратить внимание на яркий голубой конверт. В глаза бросились аккуратно выведенные строчки:


«Прошу в случае моей смерти отправить это письмо по адресу: город Тейково, Ивановской области, 1-я Пролетарская улица, Харитоновой Софье Васильевне».


С молчаливого одобрения присутствующих летчик вынул из конверта два листка бумаги, исписанных мелким, убористым почерком.


«Соня, - писал своей сестре Леонид Курьин, - я думал о смерти, страшна она или нет. Нет, она не страшна, когда умираешь за грядущие светлые дни, за счастье детей. Но надо отдать свою жизнь так, чтобы за одну взять десятки вражеских. Я иду по стопам отца, который погиб в 1919 году, я сохранил его традиции. Он дрался за мою жизнь, я дерусь за жизнь твоих детей».


Волю Курьина выполнили: голубой конверт переслали сестре. Его прощальное письмо настолько потрясло Ивана Федоровича, что перед отправкой он переписал письмо стрелка и всегда хранил его в кармане формы. Оно побывало с ним во многих полетах, во многих боях. Уже после войны, во время встреч с молодежью Иван Кованев с особой теплотой и дрожью в голосе доставал из кармана кителя, увешанного орденами и медалями, письмо товарища. Как больно терять верных фронтовых друзей теперь узнавали и те, ради кого проливали кровь майор Кованев с однополчанами.


К марту 1944 года командир эскадрильи гвардии майор Кованев совершил 198 боевых вылетов на бомбардировку военных объектов, оборонительных сооружений и войск противника, из них 34 ночных.


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные мужество и героизм гвардии майору Кованеву Ивану Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза. В честь гвардии майора И.Ф. Кованева в Ленинграде была выпущена почтовая открытка тиражом в 25000 экз. Надпись на обороте гласила: «Ленинград. Фронт. Военный ночной лётчик майор И.Ф. Кованев».


В конце 1944 года 34-й Краснознаменный бомбардировочный полк передан в состав 1-й Воздушной Армии 3-го Белорусского Фронта. Иван Федорович участвует в освобождении Прибалтики и Восточной Пруссии. К концу войны он совершил более 220 боевых вылетов с целью бомбардировки техники и военных объектов противника.


В 1949 году окончил Высшие курсы усовершенствования офицерского состава. В мае 1957 года полковник Иван Федорович Кованев уходит в запас, переезжает жить в Липецк, устраивается на работу во «Вторчермет» заместителем начальника, затем переходит в «Жилстрой» начальником отдела кадров треста. Был членом Президиума Совета ветеранов войны и труда. Когда в 1967 году в городе открывали обелиск Славы – мемориальный комплекс, посвящённый воинам Великой Отечественной войны – именно Иван Федорович возглавил почетную делегацию, которая доставила в город факел с пламенем с могилы Неизвестного Солдата для Вечного огня мемориала.


Иван Федорович Кованев был награжден 3 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденом Суворова 3-й степени, 2 орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», 38 другими медалями. Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2003 года награждён орденом Дружбы. Был почетным гражданином Гатчины и Липецка.


Иван Федорович Кованев встретил 60-ю годовщину Великой Победы, но спустя несколько дней, 13 мая 2005 года, Липецк и вся страна прощалась с Героем: «Земля – небом, Иван Федорович!»


Историю о жизни и подвигах своего деда нам рассказал внук Героя Советского Союза сотрудник Департамента финансов города Москвы Дмитрий Сергеевич Кованев.








Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика